Новые ставки в большой ближневосточной игре: «шиитский полумесяц добра» и другие новинки

Новые ставки в большой ближневосточной игре: «шиитский полумесяц добра» и другие новинки

Асад против джихадистов

Договорённости по уничтожению сирийского химического арсенала стали убедительной победой российской дипломатии. Одним из главных итогов этой победы стала фактическая легитимация Башара Асада. Ещё год назад Барак Обама заявлял, что не считает Асада законным президентом Сирии, однако сейчас переговоры придётся вести именно с ним. Ведь арсенал химического оружия будет уничтожать не «Джабхат ан-Нусра» или какая-нибудь другая террористическая группировка, а именно правительство Асада. Послы некоторых европейских государств без лишнего шума потихоньку стали возвращаться в Дамаск.

Между тем на пути урегулирования сирийского кризиса сохраняется огромное количество препятствий, и Женева-2, по всей видимости, не принесёт окончания войны в этой арабской стране. По мнению Асада, американцы согласились на проведение конференции только ради умиротворения России. В октябре на встрече с представителями арабской прессы в Дамаске он заявил, что в рядах вооружённой оппозиции нет ни одного вменяемого лидера, с которым можно было бы вести переговоры. В этой связи сирийский президент упомянул об одной из своих бесед со спецпосланником ООН Лахдаром Брахими: «Я спросил у него, сколько, по его данным, группировок в вооружённой оппозиции. Он ответил: 1200. И вы всерьёз думаете, что можно усадить за стол переговоров 1200 различных вооружённых конфликтующих групп?».

Ливанская газета «Аль-Ахбар» уверяет, что Россия и Америка пришли к негласному соглашению о том, что оппозицию на Женевской конференции будет представлять делегация Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил (НКОРС). Об этом якобы шли переговоры во время визита в Москву принца Бандара бин Султана, который состоялся 9 декабря.

Разумеется, слухи о том, что НКОРС единолично будет представлять антиасадовские силы в Женеве, вызвали возмущение у других оппозиционных групп. По мнению лидера Национальной координационной комиссии (НКК) Хейсама аль-Манны, проживающего в Париже, НКОРС в настоящее время отражает интересы не более 3% сирийцев, в то время как НКК пользуется поддержкой 20%. Главный вопрос, уверяет аль-Манна, «заключается не в том, состоится ли мирная конференция в Женеве, а в том, каковы будут её результаты». Он обозначил ряд условий, выполнение которых необходимо для успешного проведения конференции. Оппозиция, по его словам, должна сформировать делегацию, которая отражала бы настроения большинства сирийского народа. Евросоюзу следует снять экономические санкции, от которых страдают простые сирийцы, а власти в Дамаске обязаны провести амнистию политзаключённых и допустить гуманитарную помощь в контролируемые ими районы страны.

Между тем нельзя не отметить, что в вооружённой оппозиции, ведущей сейчас ожесточённые бои с сирийским правительством, усиливаются позиции джихадистов (исламских экстремистов), которые окончательно оттеснили на второй план светскую Сирийскую Свободную Армию. В октябре при активном участии саудовских спецслужб была создана новая мощная группировка сирийских джихадистов — «Джаиш аль-Ислам» («Армия Ислама»), насчитывающая около 50 тысяч боевиков. В состав этого формирования вошли группы джихадистов «Ахрар аль-Шам», «Лива аль-Тавхид», «Лива аль-Хакк», «Ансар аль-Шам» и Курдский исламский фронт. «Джаиш аль-Ислам» не испытывает недостатка в финансировании и снабжении оружием. Курирует её не кто иной как руководитель саудовских спецслужб принц Бандар, который считает свержение нынешнего режима в Дамаске «делом чести». В общем, об окончании боевых действий говорить пока бессмысленно.

Иранская сделка и «дуга стабильности»

Главной внешнеполитической сенсацией уходящего года многие наблюдатели считают соглашение между Ираном и «шестёркой», достигнутое на переговорах в Женеве 24 ноября. Американская журналистка Робин Райт сравнила «нынешний прорыв в отношениях с ИРИ с нормализацией отношений между США и КНР, последовавшей за визитом Ричарда Никсона в маоистский Китай в 1971 году». Некоторые обозреватели назвали сделку с Ираном «неожиданным сюрпризом».

Однако для иранистов, внимательно следивших за ситуацией, никакой неожиданности здесь не было. Ещё с августа в Омане при посредничестве султана Кабуса проходили полусекретные переговоры между представителями Соединённых Штатов и Исламской Республики, которые пытались «разрулить ситуацию» вокруг иранской ядерной проблемы. Элиты двух стран давно уже тяготились существующим положением вещей. Санкции легли тяжёлым бременем на экономику Ирана, вызвав сокращение нефтяного экспорта на 30% и раскрутив маховик инфляции. Что касается лозунга «Смерть Америке», он уже не обладает привлекательностью для молодых иранцев. Конечно, новое поколение иранских лидеров не собирается прогибаться под Вашингтон и намерено вести самостоятельную политику. Однако там, где прагматические интересы обеих сторон совпадают, как это наблюдается, например, в Ираке и Афганистане, Тегеран готов сотрудничать с «большим шайтаном».

Вашингтон также заинтересован в урегулировании противоречий с Исламской Республикой, ведь с каждым годом конфронтация с ней становится всё более накладной, как в экономическом, так и в политическом смысле. В течение ближайших лет центр тяжести американской политики, судя по всему, будет смещаться с Ближнего Востока в Азиатско-Тихоокеанский регион. Значение ближневосточных стран как поставщиков нефти уже сейчас сильно упало в связи с разработкой нефтяных месторождений в самой Америке. Если же в США действительно начнётся «сланцевая революция», в данном регионе у них, по существу, сохранится лишь три приоритета: обеспечение безопасности Израиля, контроль над странами Персидского Залива, поставляющими нефть в Европу и Китай, и контроль над Суэцким каналом — транзитным коридором, по которому осуществляются поставки. А значит, дорогую и обременительную конфронтацию с Ираном можно свернуть.

В этом заинтересованы и американские предприниматели. Неслучайно 1 декабря в Wall Street Journal появилась статья под красноречивым названием «Иранская сделка открывает дорогу для бизнеса». По мнению экспертов, после окончательного снятия санкций (если, конечно, до этого дойдёт) между американскими компаниями начнётся драка за рынок Исламской Республики. «Уже сейчас семь небольших американских банков, входящих в империю Рокфеллеров, — пишет израильский сайт Debka, — активно сотрудничают с Ираном, используя так называемые «серые схемы»». А если учесть, что главные миротворцы в команде Обамы — госсекретарь Керри и министр обороны Хейгел — тесно связаны с кланом Рокфеллеров, многое встаёт на свои места.

Ещё один важный фактор, который вынуждает США наладить отношения с Тегераном, — это взрывной рост экстремизма и терроризма с салафитско-ваххабитским уклоном. Целые регионы становятся зонами хаоса, откуда террор может ударить по любой точке земного шара. Американцы сами приложили руку к генезису и распространению этого явления, демонтировав государство Саддама Хусейна в Ираке в 2003 году, свергнув светский режим Муаммара Каддафи в Ливии и оказывая помощь боевикам в Сирии. Вероятно, до поры до времени в американской элите преобладали иллюзии, что плохими парнями из «Аль-Каиды» можно управлять или, по крайней мере, договариваться с ними. Отрезвление началось в сентябре прошлого года, когда ливийские джихадисты зверски расправились с американским послом Кристофером Стивенсом. Стало ясно, что салафиты лишены чувства благодарности и без колебаний могут укусить недавно кормившую их руку, а главным препятствием на пути ваххабитского экстремизма должен стать именно шиитский Иран, который проводит взвешенную и умеренную политику.

В 2005 году король Иордании Абдалла, не в последнюю очередь, чтобы завоевать симпатии своих заокеанских партнёров, озвучил версию о «шиитском полумесяце», в который входят Иран, Ирак, Сирия и движение «Хезболла» в Ливане. «Выстраивая эту геополитическую ось, — отмечал Абдалла, — коварные аятоллы пытаются подмять под себя добрых, доверчивых суннитов». Теперь знаки парадоксально поменялись. Учитывая то, что именно Иран, Асад и «Хезболла» ведут настоящую войну против терроризма, «шиитский полумесяц» превращается из дуги угрозы в дугу стабильности.

Страх и ненависть в доме аль-Саудов

Такая перспектива не может понравиться двум основным геополитическим партнёрам США на Ближнем Востоке — Израилю и Саудовской Аравии. Обе страны в течение тридцати лет выстраивали свою стратегию привилегированного партнёрства с Вашингтоном на базе противодействия «иранской угрозе». С исчезновением этой угрозы отпадает и необходимость в «двух передовых бастионах».

Позиции Тель-Авива несравненно прочнее благодаря израильскому лобби в США, а вот Эр-Рияд оказался в очень сложной ситуации. Саудовскую элиту беспокоит то, что Тегеран занимает доминирующие позиции в Ираке, оказывает покровительство правительству Башара Асада в Сирии и «Хезболлы» в Ливане. Происками ИРИ в Эр-Рияде объясняют даже борьбу шиитов Бахрейна за свои законные права и межплеменные столкновения в Йемене. Саудовцы рассуждают о враждебном шиитском окружении, только прорвав которое нефтяное королевство сможет избежать геополитического поражения. Американскую «миротворческую» позицию они, разумеется, воспринимают как измену.

Первым резким проявлением недовольства стал демонстративный отказ саудовского королевства от места непостоянного члена Совета Безопасности ООН в октябре этого года. Стоит обратить внимание также и на некоторые заявления принца Валида бин Талала — одного из самых влиятельных представителей политической и бизнес-элиты КСА. (В последнее время некоторые члены королевской семьи аль-Саудов, например, принц Турки аль-Фейсал, не занимающие государственных должностей, в неофициальном порядке озвучивают реальную позицию королевства по ряду ключевых мировых и региональных проблем).

Валид бин Талал назвал поведение Обамы на Ближнем Востоке непоследовательным, подчеркнув, что при нынешнем президенте «у США нет чётко определённой, хорошо структурированной внешней политики, только полный хаос, путаница». Он не скрывал, что в Эр-Рияде раздражение вызвал отказ начать военную операцию в Сирии в обмен на согласие Башара Асада приступить к ликвидации химического оружия. По мнению бин Талала, это привело лишь к тому, что «война продолжилась, иранские союзники взяли вверх, а Барак Обама закрыл на всё глаза». При этом он подчеркнул, что Саудовская Аравия рассматривает Исламскую Республику Иран как самую большую угрозу для арабского суннитского мира.

В общем, в новом геополитическом раскладе на Ближнем Востоке всё отчётливее обозначаются как победители, так и проигравшие. Но никто не может предвидеть, как сложится следующая партия и кто всё-таки сорвёт банк в большой игре, которая становится всё более азартной и непредсказуемой.
Постоянный адрес публикации на нашем сайте:
QR-код адреса страницы:
Внимание! Мнение авторов и комментаторов может не совпадать с мнением Администрации сайта
1 комментарий. Оставьте свой
№1 sdv1405 Пользователя нет 20 января 2014 13:07
0
Оппозиция, по его словам, должна сформировать делегацию, которая отражала бы настроения большинства сирийского народа.

Настроения большинства выражает Асад fuck-you
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться или восстановить пароль от аккаунта, если Вы его забыли.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.